как найти теx, с кем можно быть, а не казаться
Вы заметили тренд последних лет? Люди стали объединяться в сообщества. Предпринимателей, путешественников, любителей птичек и хорового пения.
Четыре года назад я прочитала на портале РБК статью про «топ-одиночество»: в ней рассказывалость, почему крупные бизнесмены и топ-менеджеры готовы платить по 800 тысяч рублей в год за возможность обсудить проблемы на работе и в жизни в кругу своих. Так были созданы знаменитые клубы R2 и «Эквиум» Игоря Рыбакова.

Но ведь «одиночество» испытывают не только топы. И не только топам нужна среда, которая будет подпитывать, помогать расти и справляться с трудностями. Нам всем она нужна.

Поэтому и сообществ сейчас как грибов в осеннем лесу. Но, как и в лесу, можно нарваться на крепкий боровичок, а можно и на мухомор. Заинтересовавшись этой темой, я решила копнуть ее чуть поглубже.
Глава 1. Историческая
Я назвала стремление объединиться в сообщество трендом последних лет, но на самом деле это новый старый тренд. Если сделать пару шагов назад и посмотреть на него в ретроспективе, то мы увидим, что люди во все времена объединялись: по деловым интересам, по увлечениям, по принадлежности к какой-то группе.

Сто лет назад московский артистический кружок, литературно-художественный салон, охотничий клуб, английский клуб, сигарный клуб, клуб джентльменов — все они начинались как объединения по интересам. В них ходили, чтобы хорошо провести время, поужинать в приятной компании, послушать интересных людей.
Начинались все клубы одинаково хорошо. А заканчивались?
Вот что пишет О. Ролле о модных в XIX веке спортивных клубах Санкт-Петербурга: «Находясь под покровительством императора, яхт-клуб славился морскими судами и яхтами. Впрочем, заметной роли в развитии гребного и парусного спорта в России этот клуб сыграть не смог. Участники клуба, среди которых были члены императорской фамилии, дипломаты, высшие сановники, в основном занимались организацией увеселительных катаний и парадов. Яхтами и гребными судами управляли наемные матросы.
Постепенно яхт-клуб полностью превратился в увеселительное заведение, где устраивались балы и шла карточная игра. В клуб нередко вступали для того, чтобы сделать карьеру, приобрести положение в свете, быть в курсе последних событий".

Знаменитейший московский Английский клуб трижды закрывался, не выдерживая потери смысла, и трижды возрождался, только в 1831 году сумев стать местом, где собирались лучшие умы своего времени. Библиотека клуба представляла собой богатейшее собрание русских периодических изданий, клуб славился своими обедами (за приглашение на обеды гости платили по 100 рублей).
Чацкий: Чай в клубе?
Репетилов: В Английском!... У нас есть общество, и тайные собранья… По четвергам. Секретнейший союз.
Чацкий: В клуб?
Репетилов: Именно… Шумим, братец, шумим!
Английский клуб сумел стать исключением, но если посмотреть на другие клубы дореволюционной Москвы, то, как пишет Гиляровский, «они сразу прохарчились». Новые клубы выстреливали, люди сбегались «на новенькое», количество членов и членских взносов росло стремительно, но и количество расходов им не уступало. В итоге доходы от регулярных платежей и даже от штрафов не окупали расходы. Клубам приходилось изыскивать новые способы пополнения бюджета: разрешать карточные и другие азартные игры, открывать ресторации. Начинались скандалы и кутежи, и власть принимала решение о закрытии.

Выводы?

На мой взгляд, очевидны. Думаю, им всем не хватило ценностного ядра, которое возникает из ответов на два вопроса:

  • Ради чего большего мы создали клуб?
  • За счет чего мы будем обеспечивать его устойчивое развитие?
Легко поддаться искушению удовлетворить спрос. Сейчас, спустя сто лет, спираль вышла на новый виток — мы видим такой же ажиотажный спрос на клубы и сообщества. На любой интерес — от горного туризма до развития своего дела — есть желающие, готовые заплатить для того, чтобы не идти дальше в одиночку.

И все те, кто сейчас создает сообщества, решает задачу «со звездочкой». Как не создать сообщество-однодневку? Какими должны быть те цели, что объединят надолго, и как суметь удержать на них фокус? Именно этот вопрос я хочу исследовать в тексте дальше
Глава 2. Современная
У сообществ предпринимателей тоже есть своя история, она начинается в середине прошлого века, когда стали появляться клубы не для отдыха, а для профессионального и личного развития.

Одним из первых стал Young Presidents' Organization, основанный американским предпринимателем Рэем Хикоком в 1950 году. Сегодня в клубе около 29 тысяч резидентов в более чем 142 странах, в России он открылся еще в 1996 году.

И это крайне живучая организация, чье долголетие можно объяснить несомненной пользой, которую получают ее члены. Например, они всегда имеют доступ к общей базе и могут связаться с местными коллегами, которые предоставят любую информацию, связанную с ведением бизнеса в конкретной стране. Отличная иллюстрация тезиса «на Западе весь бизнес делается по связям».

Бизнес-клубы в цифрах
24 тыс.
участников в самом старом международном бизнес-клубе — нью-йоркском YPO. Он существует уже 71 год
В 2.5 раза
быстрее других растут компании, чьи CEO — члены крупных бизнес-клубов
15 лет
очередь на членство в закрытом американском клубе Bohemian Club, собравшем художников, музыкантов, высокопоставленных бизнесменов.
$15 тыс. в год
стоимость самого дорогого годового абонемента в клубе Vistage из Калифорнии
Очевидно, что бизнес-сообществам удалось решить проблему с ценностным ядром. И та польза, которую находят для себя их участники, состоит не только в доступе к знаниям и ценным контактам, но и в самом пространстве внутри, когда ты можешь пообщаться с теми, кого волнуют те же вопросы, что и тебя, кто был на твоем месте, кто может дать совет.
«Быть предпринимателем — это очень одинокое занятие, — говорит генеральный директор маркетингового агентства Single Grain Эрик Сиу, — друзья и родственники просто не в состоянии понять, какое давление оказывает на человека ведение бизнеса».
Человеку нужен человек со схожими ценностями, интересами, с кем можно чувствовать себя на равных. Нам нужны люди, которые смогут поделиться своим опытом, расширить наши горизонты, показать новые пути развития. Но маршрут здесь не настолько лобовой, ведь «расшириться», найти своих, создать свою стаю можно не только в бизнес-сообществах. Расскажу на своем примере.
Фонд инвесторов, меценатов и благотворителей
С 2008 года у меня была мечта об устойчиво развивающихся партнерствах, которые греют душу и приносят прибыль участникам. Реализовать ее, став чьим-то партнером в какой-то предпринимательской задумке или инвестиционном проекте, не получалось. Но за 10 лет поисков сложился круг людей, встреча с которыми всегда была в радость. Однажды мы решились не просто встретиться, а поехать в совместное путешествие. Название его родилось чуть позже, и оно очень тонко и точно определило дальнейший лейтмотив нашего взаимодействия: «Дом. Человек. Дело».

Маршрут наш продумала Наталья Давыдова — историк, педагог, автор образовательных программ, которая создала целый цикл таких путешествий. Мы смотрели усадьбы удивительных людей, узнавали о том, чем они жили, что любили, как трудились и развивали свое Дело Жизни.

Меня наши путешествия заряжают радостью от встреч с созвучными людьми, дают колоссальный запас инсайтов, которые догоняют еще много дней после возвращения домой, помогают делать внутренние открытия из историй людей и мест, которые мы видим.
Например, в усадьбе Дворяниново меня восхитила история Андрея Тимофеевича Болотова, который в 18 веке устроил настоящий аграрный переворот на своих землях и хозяйствовал настолько успешно, что Екатерина II пригласила его управляющим в свои собственные поместья. И это только малая толика того, что успел сделать этот человек.
И что интересно — каждый из нас смотрит на эти истории из прошлого через призму своего дела и извлекает свои уроки. Крайне занимательно потом ими обмениваться. Например, я всегда смотрю на то, насколько традиции и привычки рачительных хозяев с долгосрочной заботой о будущем отличаются от травматичных для капитала паттернов поведения: когда резко растут расходы, опережая доходы, когда нет резервов, нет планов, нет распределенной структуры активов, нет большой идеи, которая может спасти семью и наследие в кризисные моменты. Восторг вызывает усердие, целеустремленность и взаимовыручка людей, которые, что бы ни происходило, думали о будущем: открывали музеи, храмы, образовательные программы.

Из этих путешествий и родилась идея фонда инвесторов, меценатов и благотворителей — ФИМБ. Путешествия со смыслом притянули нас друг к другу, но объединились мы ради чего-то большего. У каждого из нас было свое дело, но мы все хотели поддерживать социально-значимые культурные проекты. Откуда взять на это деньги?
Создать не просто фонд, а эндаумент

Решение нашлось в моей профессиональной области — создать эндаумент-фонд. От обычного НКО он отличается тем, что целевой капитал фонда инвестируется в надежные финансовые инструменты, а доход от этих инвестиций направляется на поддержку проектов. От благотворительных сообществ и клубов по интересам он отличается тем, что у такого фонда есть стабильный финансовый поток, который его члены могут направлять на то, ради чего он создавался.

Я верю, что инвестиции могут и должны идти рука об руку с меценатством и благотворительностью. Однако, для меня стало открытием, что к этой высокой цели удалось прийти не со стороны инвестиций (вместе с людьми с капиталами, которые готовы стать меценатами), а с выстраивания ценностного ядра, которое привлекло тех, кто не обладают сейчас большими капиталами, но твердо намерены идти к этой цели, даже если этот путь будет непростым.

Целевой капитал собирали по крупицам: оплата участия в образовательных программах, взносы людей, которым откликнулась идея. И уже в этом году на доход от дивидендов мы можем выделить два гранта на поддержку социально-культурных проектов.

Глава 3. Личная
«Пробы себя» в различных сообществах позволили мне сформулировать главный запрос к ним: мне нужны те, с кем можно быть, а не казаться.

Для меня это возможность решать свои задачи, реализовывать свои компетенции, получать признание и уважение — с одной стороны; а с другой — вносить свой вклад, быть полезной, помогать сообществу и другим его членам развиваться. Начинать этот путь нужно с себя. Когда ты провел самоинвентаризацию, то откалибровать подходящее тебе сообщество гораздо проще.

Самоинвентаризация
Для меня это означает отдавать себе отчет в том,
кто я
зачем я здесь
что мы вместе можем сделать
5 Видов капитала
Человеческий — тело, здоровье, эмоциональный ресурс
Интеллектуальный — знания, умения, таланты, профессиональные компетенции
Социальный — знакомые, друзья, коллеги, партнеры — все те социальные связи, что мы создаем в процессе жизни
Основной — недвижимость, имущество, техника, с помощью которой создается и растет активный доход
Оборотный — деньги на счетах, в кошельке, на кредитных картах и пр.
1.
2.
3.
5.
4.
5 Видов капитала
Человеческий — тело, здоровье, эмоциональный ресурс
Интеллектуальный — знания, умения, таланты, профессиональные компетенции
Социальный — знакомые, друзья, коллеги, партнеры — все те социальные связи, что мы создаем в процессе жизни
Основной — недвижимость, имущество, техника, с помощью которой создается и растет активный доход
Оборотный — деньги на счетах, в кошельке, на кредитных картах и пр.
1.
2.
3.
5.
4.
Кто я?
Во взаимодействие с другими мы приходим не с пустыми руками — мы приносим капитал.

Посмотрите на свои возможности в контексте этих капиталов: что у вас есть в изобилии и чем вы можете делиться с другими людьми?

Человеческий капитал: сколько своего времени, внимания, участия, готовности выслушать другого и поддержать вы готовы предложить?

Интеллектуальный: каким опытом или знаниями можете поделиться? Какой путь вы уже прошли и готовы о нем рассказывать, может быть, стать ментором?

Социальный: какими полезными контактами вы можете поделиться со своими коллегами и знакомыми?

Основным и оборотным тоже возможно делиться: помочь отвезти что-то нужное, пригласить провести в своем офисе мастер-класс или форум, выделить какие-то суммы на инвестиции или краудфандинг.
Зачем я здесь?
Сообщество нельзя оценивать только по практической пользе, которую оно может дать. Для тебя этой практической выгоды может вовсе не быть, но общение именно с этими людьми греет душу. Здесь ты пополняешь свой ресурс, и это огромная ценность.

Но ответ на этот вопрос может быть и практичным. Например, я — участница Women Strategy Club Алины Бариновой. Когда мне было нужно наладить взаимодействие со СМИ, чтобы транслировать идеи антихрупких финансовых систем (АФС) и ФИМБ, я обратилась к Алине, и она сказала: «Приходи в клуб и там найдутся решения». Напрямую эта задача не решилась, но публичность мои идеи приобрели: темы АФС и ФИМБ зазвучали и внутри клуба и вовне, родился цикл публикаций на сайте и в СМИ, у меня значительно возросло количество подписчиков и друзей.
Что мы можем сделать вместе?
В сообществе важно четко понимать свои цели и уметь их донести до других людей. Тогда в общении появляется глубина и точки соприкосновения. Иначе ты просто увлечешься спецэффектами, задорными схемами нетворкинга, но не сможешь ни сам дать пользу, ни взять ее от другого.

Да, участие и/или лидерство в любом сообществе требует усилий, времени и денег. Я не жду от него быстрой отдачи, а воспринимаю как служение. Однако, если регулярно измерять метрики (рост социального, оборотного и интеллектуального капитала, например), то вскоре можно увидеть, что труды не прошли зря, а принесли пользу и тебе и людям.
В моем проекте по теме инвестиций тоже есть сообщество CAS-инвесторов, оно складывается эволюционно. Я создала его для тех людей, кому важно сформировать собственный капитал, вырастить его, а потом часть капитала передать детям, а другую — вложить в значимые для себя проекты.

Создавая его, я, в первую очередь, искала ответы на те самые главные вопросы, что озвучила в начале статьи.
Дом CAS-инвестора
Ради чего большего мы создали и развиваем сообщество?
Мы верим в то, что свой капитал — это ключ к финансовой свободе, а значит, к свободе принимать решения, реализовывать любые идеи, мечтать масштабно и знать, что все возможно. Капитал позволяет нам, следуя притче Христа, не закапывать свои таланты, а реализовывать их.

Серьезный капитал нужен не для того, чтобы накупить себе домов у моря и напутешествоваться вдоволь, а чтобы воплощать свои большие идеи. Среди CAS- инвесторов таких идей — огромная палитра. Кто-то мечтает создать акселератор научных исследований в области ресурсов человеческого мозга. Кто-то хочет открывать новые бизнесы. Кто-то понимает, что ему нужно поместье в горах/лесах, ферма, жить на всем натуральном и заниматься агротуризмом. А кто-то думает о мусороперерабатывающем заводе. Кто-то — о сети региональных школ для талантливых детей. Это сообщество людей, которые верят в большие идеи или стремятся их найти.
За счет чего мы будем обеспечивать его устойчивое развитиЕ?
Объединяет нас общий способ движения к цели — построение капитала и аналитика данных для жизни, о которых сигналит капитал. Это процесс, растянутый во времени, и каждому нужна поддержка, чтобы сохранять фокус на цели, регулярно мониторить портфель, динамику 5 видов капитала, обмениваться идеями.

Первыми членами сообщества стали те, кто прошёл через консультационную поддержку, участвовал в онлайн-кэмпах и CAS-завтраках, и расширяется оно за счет тех, кому созвучна идея создания антихрупких финансовых систем, а не спекуляции и хайп.

Участники говорят, что им ценно быть «в поле CAS»: в нем есть открытый и искренний диалог, простые ответы на сложные и неудобные финансовые вопросы, здесь собрались глубокие, интересные, интеллигентные, талантливые люди.
Лонгрид изготовлен агентством "Tell a story". Email: info@tellastory.ru